12 апреля 2017 Статьи

Сергей Рязанский: «Космос – место для романтиков»

news
5 фото

Фото: из личного архива

12 апреля в России отмечают День космонавтики в честь первого космического полета, совершенного Юрием Гагариным. Накануне этого праздника корреспондент портала «Российское образование» встретился с героем Российской Федерации, летчиком-космонавтом Сергеем Рязанским и узнал, как проходил его первый полет, и чем занимаются космонавты в свободное время на орбите.

Сергей Николаевич, вспомните, пожалуйста, свой первый полет в 2013-2014 годах. Какие эмоции Вы тогда испытали?

Мой первый полет длился полгода. Мы как раз выносили Сочинский олимпийский факел в открытый космос. Эмоций было море. Думал: «Наконец-то я это сделал!». Чувство полета в невесомости потрясающе, его не передать словами. Представьте себе, как вы оттолкнулись одним пальцем и полетели! Парить - мечта человека.

Сложно описать свои чувства, когда выходишь в открытый космос и видишь вокруг себя бесконечную пустоту. А каждые 45 минут у тебя то восход, то закат солнца. Класс! Я считаю, космос – место для романтиков. 

Еще я понял, что в школе у меня должна была быть двойка по географии. В голове у людей представление о нашей планете как о глобусе. В космосе я даже не мог понять, над каким континентом пролетаю. Но примерно через две недели уже по цвету песка мог определить Африка это или Австралия, или же пески Аравийского полуострова.

У нас прекрасная планета. И все границы, которые есть на ней, лишь в нашей голове. Ты летишь и видишь, что нет границ между Северной и Южной Кореей, между Египтом и Израилем. Вся планета едина, и она очень красива!

Через два-три месяца полета начинаешь скучать по дому, по Земле. Прилетаешь к родным, и в первую же неделю тебе снова снится станция, полет. И ты уже рвешься обратно. 20 апреля я улетаю на Байконур как дублер. 28 июля 2017 года совершу второй свой полет.

Опишите самые сложные моменты пребывания в космосе. Недопонимания с коллегами, тоска по домашнему борщу или что-то еще?

Конечно, скучаешь по разным вкусностям и бываешь недоволен своими коллегами. Но мы пытаемся найти общий язык, потому что экипаж должен работать как единое целое.

Удивительно, самое сложное для космонавта на станции то, что ты в космосе, а не дома. Дома остались пожилые родители, семья, которая привыкла, что ты всегда возьмешь все заботы на себя и придешь на помощь: от протекающего крана до сломанной машины. Ты глава семейства. Если на Земле возникла какая-то сложность, кто-то заболел – ты беспомощен, ты в космосе. Тяжело ощущать свое бессилие.

Каким образом из космоса Вы поддерживаете контакт с Землей?

Во-первых, я могу со станции позвонить на любой телефон мира. Во-вторых, мне могут писать электронные письма. Один раз в неделю у нас проходит общение с родными по космическому скайпу. Это специальный планшет с программой, которая связывает нас с сервером NASA, и в NASA организовывают связь с бортом.

Чем Вы занимаетесь в свободное время в полете? И есть ли оно?

К сожалению, его маловато. На станции имеется хорошая электронная библиотека с книгами, фильмами и музыкой. Почти каждый день перед сном я играл в шахматы на планшете, перечитал Гиляровского «Москва и москвичи», много фотографировал. С прошлого полета я привез 65 тысяч фотографий. Естественно, все свободное время выглядываешь в иллюминатор и видишь безумную красоту, которой очень хочется поделиться.

В космосе есть уникальная вещь, которую нельзя увидеть с Земли: это восходы и закаты Луны. Находясь на поверхности Земли, невозможно увидеть, как Луна тонет в океане или, наоборот, встает. В космосе куча таких вещей, когда ты думаешь: «Надо что-то придумать, чтобы остальные люди это тоже увидели», поэтому я даже завел свою страницу в Instagram.

Каждый полет в открытый космос связан с огромными рисками для жизни космонавтов. Как Вы считаете, возможно ли эту систему полностью автоматизировать и заменить людей роботами?

К сожалению, это нереально. На данном этапе заменить человека ни один робот не сможет. Вообще в мировой космонавтике есть некое противостояние между сторонниками автоматизированных станций и пилотируемой космонавтики. Причина только в одном: пилотируемая космонавтика очень дорогостоящая, а автоматы просто дешевле. С другой стороны, у машины всегда существует лишь определенный набор опций. Ни один робот не справится с новой вводной, под которую он не заточен. Например, вы запрограммировали аппарат на то, чтобы находить камень, сверлить его и брать пробу. В этой же ситуации человек может сказать: «Так, планы изменились, камень не сверлим, берем его целиком, потому что это бриллиант».

Человек в силе решать внештатные ситуации. Если пропадет связь на борту, то робот окажется бесполезен. А космонавт может восстановить эту связь. Сейчас, несомненно, все станции будут автоматизированы, но под человеческим контролем.

Вы бы хотели, чтобы Ваши дети стали космонавтами?

Я был бы рад этому. Ни в коем случае не буду настаивать, но если вдруг возникнут такие пожелания, то я их с удовольствием поддержу.

Чем необходимо заниматься, где учиться, чтобы стать космонавтом?

Вопрос сложный. Порой человек очень хочет стать космонавтом. Но каждый понимает, что могут не взять по совершенно непредсказуемым причинам. Например, в одном из наборов был кандидат, знающий пять иностранных языков, и в этом списке не было английского. Его не взяли, потому что английский – одно из главных условий для приема в отряд.

Опять же, ты можешь пройти весь тяжелейший отбор, но выбыть из отряда после нескольких лет учебы. Был случай, космонавт резко переболел гриппом на ногах, получив осложнение на сердце, и его не допустили к работе по состоянию здоровья. Также отчисляют по неуспеваемости, потому что подготовка космонавта требует высокий уровень концентрации на том, что ты делаешь.

А зачем Вам в космосе английский?

Его обязательно надо знать. У нас международный космический экипаж. Сейчас мы полетим: я, командир корабля, русский, мой бортинженер - американец, второй бортинженер - итальянец. На станции два официальных языка: русский и английский. Предварительно космонавты обязательно сдают экзамен на хороший уровень владения английским, американцы пишут экзамен по русскому, а бедные японцы сдают и по русскому, и по английскому.

Космонавт – специалист широчайшего профиля, как универсальный солдат. Он должен уметь делать все-все-все. Люди думают, что работа космонавта – это летать в космос. Это не так. Работа космонавта – постоянно учиться. Между полетами у меня уроки: восстановительные занятия по ручному пилотированию корабля, по стыковке со станцией, по бортовым компьютерным системам, медицине. Я должен знать, что изменилось за время моего пребывания в космосе, какой новый софт появился, новая аппаратура.

Что бы Вы пожелали ребятам, которые мечтают связать свою жизнь с космосом?

Когда ты определяешься с будущей профессией, надо выбирать занятие по душе. Отдавать предпочтение тому, что тебе нравится, а не тому, что может принести большие деньги. Это абсолютно неправильный подход. Потом ты возненавидишь и себя, и свою работу. Уже внутри любимого дела искать пути, которые приведут тебя к космонавтике. В космонавтике нужны все: инженеры, военные, врачи, биологи, наверняка, программисты и журналисты. Почему бы и нет?! Американцы набирают учителей, может быть, и мы когда-то будем проводить такой набор. 



Беседовала Мария Науменко

Новости по теме

Другие новости

Наши спецпроекты