войти | зарегистрироваться

От первого лица

О проекте

О проекте

Рубрика «От первого лица» – это открытый разговор с ведущими российскими специалистами в сфере образования – представителями министерств, ведомств, первыми лицами научно-исследовательских институтов и профильных учреждений. Журналисты портала беседуют с ними о современной системе образования, о последних нововведениях, об экзаменах и о вступительной кампании, об изменениях в структуре вузов, школ, детских садов – словом, обо всем, что интересно нашим читателям. Хотите задать вопрос сами? Пишите нам, мы постараемся включить его в интервью.

Алексей Маслов:

Современный лекторий - это мини-спектакль

2017-06-13

Интервью с доктором исторических наук, профессором, руководителем Школы Востоковедения факультета МЭиМП НИУ ВШЭ Алексеем Масловым.

Что такое лекторий? 

Классический  публичный лекторий, на мой взгляд, это, когда профессиональный человек пытается в простом виде передать несколько меньшим профессионалам какие-то очень специфические знания. Вот это как раз суть лектория: сочетание того, что, во-первых,  лектор должен быть максимальным профессионалом, второе - все это должно подаваться максимально просто и доступно, и, третий момент, чтобы тема увлекала сама по себе. 

Когда-то в одном из моих лекторских опытов, я читал лекции в программе «Академия» на телеканале «Культура». Я с интересом узнал, что главное – это, прежде всего,  хорошее название и, затем, хорошее продолжение в виде лекции. 

В чем сложность такого лектория?

Всегда присутствует смешанная аудитория, часть которой очень хорошие профессионалы, другая же не знает ничего. Профессионал мог бы сказать, что вы говорите чепуху и для меня это слишком просто, а непрофессионалы скажут, что мы ничего не поняли, и поэтому воздействие идет не только качеством материала, а в том числе и подачей этого материала. Всегда надо даже в скучной теме развернуть вопрос так, чтобы либо никто до тебя так не говорил, либо никто так не думал. Лекция в этом плане должна быть провокационной, потому что лекторий, который можно было бы провести лет 20 назад, до эпохи активной Википедии, и сегодня - это разные лектории. Вы не поразите публику ни объемом знаний, ни количеством фактов, ни новым рассказом. Вы можете поразить только тем, как вы это подали и что вы рассказали. 

Современный лекторий - это мини-спектакль, и, если человек не умеет играть - не может выстроить мизансцену, не может выстроить паузы, не может сделать логические отбивки, считайте, что лекторий пролетел. Этим он отличается от цикла лекций в университете, где у меня есть достаточно много времени, и я могу поэтапно рассказать сложные вещи, подвести человека к самостоятельным выводам. 

Хороший лекторий - когда у слушателя в конце происходит настоящий катарсис

Можно ли сравнивать лекции в аудитории и открытый лекторий?

Логика лекций в аудитории университета и на площадке публичного лектория не просто разная, она отличается приблизительно так же, как сериал от тизера или мини-клипа. Поэтому, когда люди, которые являются блестящими специалистами, выходят на такой лекторий и пытаются донести что-то до аудитории, они часто проваливаются и воспринимаются очень скучными. Я знаю такие случаи, когда блестящие ученые просто с треском проваливались. И при этом знаю другие случаи, когда не самые великие ученые очень увлекательно все рассказывали. Но не знаю ни одного случая, когда такой лекторий пытался бы успешно провести человек, который далек от какой-нибудь науки. В этом и есть суть научно-популярного лектория:  я даю научную тему, но при этом использую популярную подачу и необычный разворот. 

Какие ощущения должны быть после открытой лекции? Желание прийти домой и почитать больше по теме?

Хороший лекторий - когда у слушателя в конце происходит настоящий катарсис, здесь все развивается по закону жанра. Если человек после лекции заинтересован так, что хочет вернуться домой и почитать еще - это характерно для подачи материала в университете, когда студент настолько заинтересован, что он стремится узнать больше, чем сказал лектор. В публичном лектории человек должен прийти домой и подумать, задуматься над сутью прочувствованного. Как и в любом катарсисе, он должен почувствовать некоторое освобождение и понимание того, что было скрыто от него раньше. 

Часто мы используем в публичных лекториях приемы, которые редко используем в университетских аудиториях – например, неожиданные постановки вопроса, жесткие формулировки, риторические вопросы, чтобы вытянуть человека на размышления, на активную саморефлексию . Когда он приходит домой, он не должен сесть что-то читать, он должен сесть и  подумать. Он не должен слушать музыку, включать телевизор и сразу же переключаться на другие дела. Он должен какое-то время (час, два, три) находиться под воздействием этого материала, этой ауры. Кто-то потом начнет читать литературу по этой теме, а кто-то может подумать, что для него тот объем материала, который он для себя понял и запомнил, достаточен. Например, мы рассказываем о древнем Китае. Казалось бы, очень специфическая тема, малопонятная для аудитории. 

Когда мы рассказываем о костяных пластинах эпохи Чжоу, почти никто  не знает, когда существовало это Чжоу, и как выглядела эта пластина. Я с трудом представляю, чтобы человек, который просто зашел в Парк Горького, и услышал там во время лекции что-то о Китае, вряд ли потом сядет дома листать научную книгу по истории Китая, ведь он просто проходил мимо. Но ему понравилась подача материала, и он вынес для себя, что Китай развивался в древности по-другому, чем Европа. Например, он вдруг узнал, что в Китае было некое подобие монобожия в древности, он потом расскажет это своим друзьям. Это все, что он вынес, и этого вполне  достаточно, потому что он посмотрел на мир иначе, вот это - программа оптимум, к чему должен приводить лекторий. Слушатель должен посмотреть на мир иначе.