От первого лица

О проекте

О проекте

Рубрика «От первого лица» – это открытый разговор с ведущими российскими специалистами в сфере образования – представителями министерств, ведомств, первыми лицами научно-исследовательских институтов и профильных учреждений. Журналисты портала беседуют с ними о современной системе образования, о последних нововведениях, об экзаменах и о вступительной кампании, об изменениях в структуре вузов, школ, детских садов – словом, обо всем, что интересно нашим читателям. Хотите задать вопрос сами? Пишите нам, мы постараемся включить его в интервью.

Артем Хромов:

Важно, чтобы студенты участвовали в соуправлении вузами

2016-06-01

Самая актуальная новость на сегодняшний день – это выборы Уполномоченных по правам студентов в вузах, которые пройдут осенью. Проще говоря, теперь в каждом вузе появится свой так называемый студенческий правозащитник. Как будет работать этот институт, и каким будет механизм подачи жалоб от студентов по правонарушениям?

Студент должен прекрасно понимать, что после того как он обратился к студенческому представителю, его проблема должна решаться. Дальше уже действуют определенные механизмы внутри университета, которые применяет правозащитник. Тут может быть все по-разному.

Любой студенческий лидер должен иметь право высказать свою позицию перед администрацией, ректором вуза. Зачастую те или иные сотрудники, преподаватели, которые принимают решение, например, о незаконном отчислении, ущемляют права. Студенческий омбудсмен должен иметь возможность донести свою позицию, и реакция на это может быть достаточно жесткая, и это все должны понимать.

И все студенческие лидеры должны добиваться расширения своих полномочий, добиваться того, чтобы у них появлялось больше возможностей участия в принятии решений.

На текущий момент у нас есть стандарт школьного питания, но нет стандарта университетского питания

Сейчас законодательство предполагает, что все локальные документы, которые утверждают (повышение платы за общежитие, вопросы распределения стипендий), не могут приниматься без подписи студенческого лидера.

И если, например, та же практика участие в госзакупках, будет распространяться, студенты получат механизм контроля над многими процессами, которые их волнуют.

То есть любой документ, который касается студенчества, не может быть принят без подписи студенческого лидера?

Локальный документ – нет, то есть тот, который касается студентов. Он может быть сразу оспорен. Вопрос повышения платы за обучение, например. Студенты в этом должны участвовать, и сегодня законодательство дает такую возможность.

Сейчас есть очень хороший опыт, когда в самих университетах студенческие объединения добиваются того, чтобы было больше представителей в ученом совете, таким образом, они получают больше контрольных функций над принятием решений, влияют на весь документооборот, полностью контролируют прозрачность деятельности и финансовых потоков, которые касаются студентов.

Выборы студенческого омбудсмена прошли уже в Высшей школе экономики. Этот институт стал тестовой площадкой данного проекта. Расскажите об этом опыте, уже можно говорить о каких-то результатах?

В выборах Уполномоченного в ВШЭ приняли участие десять человек. Этот опыт мы хотим активно применять. Было очень серьезное студенческое движение, много заявилось кандидатов, голосование было абсолютно тайным, но при этом все могли принять участие в выборах.

Предвыборная кампания сопровождалась агитационной работой, и каждый кандидат выступал со своей программой. Я считаю, что студенческие выборы ничем не должны быть хуже муниципальных выборов депутатов Госдумы, когда каждый может принять участие, собрав определенное число подписей.

Кандидат идет с декларацией о намерениях, участвует в дебатах, каждый использует агитационные технологии и проводит различные мероприятия, пытаясь убедить в своей правоте. В ВШЭ эти выборы будут проходить каждый год.

Что касается результатов работы омбудсмена – то могу сказать, что еще прошло очень мало времени, поэтому рано говорить об определенных результатах.

Не будут ли ваши полномочия пересекаться с полномочиями студенческих лидеров в вузах?

Нет, никак, скорей они будут дополнять. Проблема и заключается в том, что зачастую я реализую федеральные инициативы, которые потом буксуют на местах. Не хватает  активных молодых людей, которые могли бы добиваться решения этих вопросов на местах.

Нередко ко мне поступают локальные жалобы, в которые нужно вникнуть, а студенческие омбудсмены должны брать это на контроль и решать. Мы принимаем обращения, как можно оперативно работаем, но помочь всем просто невозможно.

Вы, как уже было сказано, разрабатываете стандарт студенческого питания. Какой он должен быть, чем должны кормить студентов?

На текущий момент у нас есть стандарт школьного питания, но нет стандарта университетского питания. Мы нередко сталкиваемся с тем, что студенты недовольны или стоимостью, или качеством студенческого питания, или и тем и другим.

Например, есть обед за 100 рублей или 70 рублей, но его никто не берет, так как качество даже этой цене не соответствует. Поэтому вместе с ректорами мы решили разработать общероссийский стандарт социального студенческого обеда, в котором будет прописано, из чего должен он состоять.

Потом мы будем проводить экспертизу, мониторинги и общественные проверки, которые позволят выявить, насколько эффективно это реализуется.

Это касается и регионов?

Да, такие стандарты должны появляться и в регионах, и в их формировании должны участвовать, студенты, ректоры и предприниматели. Главное – это его доступность, и качество.

Студенты должны получить механизм контроля на случай, если они будут не удовлетворены им. Поэтому в зависимости от региона он будет различаться в вопросах стоимости и блюд, так как где-то есть национальная кухня, где-то есть разные ценовые категории.

Причем таких стандартов может быть несколько: один может стоить дешевле, другой - дороже в зависимости от того, что может себе позволить студент.