От первого лица

О проекте

О проекте

Рубрика «От первого лица» – это открытый разговор с ведущими российскими специалистами в сфере образования – представителями министерств, ведомств, первыми лицами научно-исследовательских институтов и профильных учреждений. Журналисты портала беседуют с ними о современной системе образования, о последних нововведениях, об экзаменах и о вступительной кампании, об изменениях в структуре вузов, школ, детских садов – словом, обо всем, что интересно нашим читателям. Хотите задать вопрос сами? Пишите нам, мы постараемся включить его в интервью.

Анзор Музаев:

С ЕГЭ чудес не бывает

2017-05-05

Современные студенты – это другие люди? Не такие, как студенты 90-х?

Конечно, и время сейчас другое, они живут и учатся совсем не в таких условиях, как раньше, у них иные запросы... 

А студенты образца середины 90-х – начала 2000-х годов – люди другие. В свои 18-20 лет они много повидали и пережили, поэтому были вынуждены раньше повзрослеть. 

Ценили каждую минуту, прожитую в кругу семьи, проведенную с друзьями, ценили жизнь, хотели учиться. То, что происходит в республике сейчас – это сделано стараниями этих самых ребят, их умением и желанием изменить все к лучшему. 

Ваша деятельность на посту министра образования и науки Чеченской республики совпала с многочисленными переменами в сфере образования, в том числе с введением ЕГЭ.  Какие возникали сложности, как их удалось преодолеть?

Я стал министром в январе 2008 года, и до введения ЕГЭ в штатный режим у нас было очень мало времени – всего полтора года. Все было разрушено, большинство школ не соответствовало нормам, к тому же катастрофически не хватало педагогов, мы понимали, что нормального учебного процесса в последние годы не было. 

В школах оставались энтузиасты, как могли помогали родители… Восстанавливалось все медленно, гораздо медленнее, чем мы могли себе позволить. 

И уж тем более не было никакого понятия об апробации, участие в экспериментах, пилотных проектах ЕГЭ. 

В современных КИМах вопросы построены так, что делать шпаргалки бессмысленно – любой вопрос направлен не на знание одного конкретного факта, а на умение мыслить

Истинный масштаб бедствия мы оценили в 2008 году, во время экзаменационной кампании, когда предложили школам по КИМам провести пробный экзамен. 

Скажу честно, если бы в это время ЕГЭ был обязательным – больше половины выпускников просто бы не получили аттестатов.

Как вы выходили из ситуации?

Весь следующий учебный год – 2008-2009 – мы проводили серьезную работу с одиннадцатиклассниками, усиленно готовились к экзаменам. Но все равно уверенности в том, что ЕГЭ будет сдан так хорошо, как нам бы хотелось.

В мае 2009 года мы с Рамзаном Ахматовичем Кадыровым обсудили ситуацию, еще раз проговорили, что далеко не все выпускники получат аттестаты, и это может вызвать серьезное социальное напряжение в республике. Но тем не менее, было принято решение проводить экзамен объективно, какие бы результаты ни были. 

И какие результаты вы получили в 2009 году? Удалось ли за год исправить ситуацию? 

Я считаю, что удалось. Не смогли преодолеть минимальные барьеры 36% выпускников – по сравнению с тем, что было в 2008-м ситуация улучшилась. 

Нам позвонили из Минобрнауки РФ и предложили снизить минимальные пороги балл в республике, чтобы увеличить количество выпускников, получающих аттестат. Но мы попросили оставить все как есть, поскольку ситуация объективная, и школьники, и педагоги должны понимать, что ее надо решать не снижением порогов, а повышением качества образования. 

Чеченская республика одной из первых установила видеонаблюдение в пунктах проведения экзамена. Почему вы решили это сделать?

Как я уже говорил, мы за объективность. Видеонаблюдение у нас появилось во всех аудиториях и пунктах проведения экзамена в 2009 году, в штабах были компьютеры, куда выводилась информация, а в Центре дистанционного образования – нашем ситуационно-информационном центре – сводилась информация со всех компьютеров республики, сидели наблюдатели, которые контролировали процесс сдачи экзамена. 

Если где-то было нарушение – мы сразу его пресекали. Кроме того, на ППЭ выезжали наблюдатели из молодежного парламента – словом, та схема, которая сейчас используется на федеральном уровне, у нас работала с 2009 года. 

И объективность результатов наших выпускников ни у кого не вызывала сомнения: мы получили благодарность от министра образования и науки РФ, от Президента РФ, от премьер-министра. 

Владимир Владимирович Путин подчеркнул, что Чеченская республика проводит экзамен объективно и ставил нас в пример другим регионам. 

В течение пяти лет, которые я занимал пост министра образования республики, мы вышли с 36% на 12% ребят, которые не получили аттестат – то есть динамика была очевидной. 

Как восприняли педагоги такой «форсированный» подход к экзаменационной кампании?

Конечно, было трудно – и самим педагогам, и администрации школ, и ученикам. Но все же отнеслись с пониманием: если бы не такой подход, мы просто бы не вышли из того замкнутого круга, в который попали в конце 90-х. 

Сегодня ЕГЭ признан «зоной, свободной от списывания». Но все же некоторые выпускники не оставляют попыток воспользоваться шпаргалками, телефонами и т.д. С какими самыми необычными подсказками вы сталкивались на практике?

Вариаций было много – благодаря системе видеонаблюдения мы видели и бумажные шпаргалки, и телефоны, и многое другое. 

Больше всего меня удручила шпаргалка, которая была изъята в одном из регионов – выпускник принес на экзамен распечатку со скачанными темами для сочинений. Он скопировал первые 300 тем, которые нашел в поисковике, даже не потрудившись ознакомиться с демоверсиями контрольно-измерительных материалов. 

То есть совершенно непонятно, как такой неподготовленный молодой человек мог быть допущен к экзамену. Поэтому мы поехали в школу и провели там серьезный разговор с педагогами и администрацией. 

Были ребята, которые пытались отправить вопрос по телефону – но мы это пресекаем как видеонаблюдением, так и средствами подавления связи и «рамками» при входе. 

Некоторые пытались вынести вопросы из аудитории – на листах или записать даже на руке – но благодаря видеонаблюдению «проскочить» никому не удается. 

Так что при той системе контроля, которую мы выстроили, школьникам легче подготовиться, чем пытаться списывать. К тому же в современных КИМах вопросы построены так, что делать шпаргалки бессмысленно – любой вопрос направлен не на знание одного конкретного факта, а на умение мыслить.